Трагическая судьба мужчин Марины Влади

Подпишитесь на новости «UkrMedia» в Facebook, Twitter или +

Темпераментная красавица (псевдоним взяла в честь своего отца – оперного артиста Владимира Полякова-Байдарова) была замужем четыре раза, передает Rus.Media.

Первым мужем Марины стал актер и режиссер азербайджано-иранского происхождения Робер Оссейн. Он стал звездой после роли Жофрея де Пейрака в трилогии про Анжелику, где блистал с Мишель Мерсье. В первый раз Робер увидел Марину, когда той было 11 лет, а ему – 20 (он дружил с ее старшей сестрой).

– Уже тогда она была дьявольски красива! – вспоминает француз.

Когда же девушке исполнилось 16, Робер окончательно потерял голову.

– Я делал все, чтобы ей понравиться, но Марина, даже когда мы уже стали близки, только смеялась надо мной: «Ты не в моем вкусе. Чтобы я стала твоей женой, вичерпай ложкой океан!» – делился Оссейн. – Она сдалась через два года. Я был абсолютно счастливым человеком. Но недолго. Мы жили в доме с ее семьей. Иногда казалось, что я женат одновременно на всех четырех сестрах.

Марина родила от Робера двух сыновей. Младший – Петр (Пьер) живет на юге Франции; он гитарист и балалаечник. Старший – Игорь – в 15 лет прочно сел на наркотики и погрузился в свой мир: жил в Полинезии, писал там картины. Когда ему было 40, произошла страшная авария: Игорь с друзьями стоял на обочине, и вдруг на огромной скорости в них въехала машина. Мужчина навсегда остался инвалидом.

Доктор и

Вторым мужем Власти стал пилот и владелец авиакомпании в Африке Жан-Клод Бруйе. В этом браке на свет появился . В 1970-м она вышла замуж за Высоцкого, а через год после его смерти сошлась с онкологом Леоном Шварценбергом, который в 2003 году умер от рака печени.

Познакомил Марину и Леона режиссер Андрей Тарковский, который был его пациентом. Шварценберг лечил тогда от рака маму и сестру Марины. Да и актриса была под его надзором во время жесточайшей депрессии после смерти Высоцкого. К тому же так совпало, что в то время доктор ушел из семьи, оставив жене и сыну свой дом.

Власти приютила его, как друга. Но довольно быстро они стали засыпать и просыпаться в одной постели. Леон никогда не возражал, если Марина включала пластинки Высоцкого, и не требовал снять со стены его портрет.

За пропаганду ефтаназии – безболезненного умерщвления безнадежных больных с их согласия – Шварценберг лишился кресла министра здравоохранения Франции. Обвиняли его и во взятках. А Марина всегда горячо поддерживала мужа.

– Это все настоящая травля, – заявляла она. – Я живу с этим человеком и знаю, чем он дышит!

Озорные трусы

Смерть мужа подкосила актрису.

– Леон долго болел и шел очень тяжело, – рассказала эмигрантка Татьяна Марет-Фролофф. – Марина самозабвенно за ним ухаживала. Кажется, его и Маринино сердца остановились одновременно. Она потеряла смысл жизни. Серьезно запила. Закрылась в своем мире. Робер Оссейн поддерживал ее, постоянно звонил. Видимо, его чувства к Марине не притупилось с годами. Мне очень жаль Оссейн. Он ужасно страдал после развода. Я встречалась с ним много раз, и он слова плохого не говорил о Маринке. Было видно, что, кроме нее, ему никто не нужен. А был ли он нужен ей? В 17 лет – да! А как стал не нужен, так и бросила. Загуляла. И за то наказана – одиночеством. Она же так толком и не нашла свое женское счастье.

Наша семья постоянно бывала в доме Поляковых. Папа иногда сидел за карточным столом с главой клана. Это были замечательные вечера: играли на рояле, пели русские и цыганские романсы. А какой борщ со сметаной нам подавали!

Марина Влади тогда была просто Маринкой. Мне больше нравилась одна из ее сестер – Мелица. Добрая, открытая девочка, такой и оставалась до самой смерти. Горе, что она трагически погибла: упала с лестницы, да так и не смогла подняться. Тромб – и смерть.

Марина всегда была дерзкой. Вся семья Поляковых была творческой: мать – балерина, отец пел романсы. И дочерей они заставляли заниматься танцами. Особенно нравилось это Маринке. Она всегда танцевала с элементами стриптиза. И ее родители это поощряли, они хотели, чтобы их красивая дочь стала известной, снималась в . Хорошо помню одно Рождественское праздник. На Маринке было голубое платье с синим бантом на поясе. Когда она танцевала, то поднимала платье и ноги так высоко, что было видно ее большие трусики.

И делала она это сознательно. Взрослые хлопали и хвалили ее. Она очень рано научилась соблазнять нужных мужчин, и стать актрисой было ее призванием.

Всем четырем дочерям не разрешалось есть сладкое и мучное, и я тайком приносила им . Мелица с удовольствием их ела, а Маринка – никогда. Однажды она даже назвала меня толстой булкой и пригрозила, что расскажет все маме, если я и дальше буду носить им шоколад. Я только потом поняла, что ей очень хотелось конфет, но она не могла себе этого позволить. Она мечтала танцевать.

Затащив Марину в постель, Владимир выиграл ящик водки

Приятель Высоцкого – актер Игорь Пушкарев – рассказывал:

– Володя на спор сошелся с Мариной. Она снималась в Советском Союзе у Юткевича в фильме «Сюжет для небольшого рассказа». Мы тогда очень гордились – как же! – Марина Влади – Полякова, она из наших. Для советского кинематографа подобные съемки были не первыми. Но когда газеты раструбили, что француженка приехала с любовником – каким-то румыном, да еще с детьми и прислугой, это стало шоком. Они жили в разных отелях в люксовых номерах. Потому западной звезде так полагалось по рангу.

Володька, когда обо всем узнал, сразу сказал: «Я Марину поімєю!» – «Ты что, сдурел?» – заорали мы – друзья. И ведь поспорили! На ящик водки.

Спор Володька выиграл красиво. Он не только переспал с Мариной, отбил ее у румына, но и стал ее мужем.

Миллион за память

В ноябре 2015 года Марина ВЛАДИ продала с молотка массу памятных вещей. Торги проходили в крупнейшем парижском аукционном доме Drouot.

В каталоге «Воспоминания о Владимире Высоцком и Марины Влади» были описаны 197 лотов. Самыми ценными, что ушли с молотка, стали:

последнее стихотворение поэта, написанное 11 июня 1980 года, – 252 000 ;

посмертная маска артиста из сплава серебра с бронзой – 69 300 евро;

платиновое кольцо с бриллиантом от Cartier – 32 760 евро.

Их приобрел уральский бизнесмен Андрей Гавриловский. И выставил в Музее Высоцкого в Екатеринбурге. Власти так прониклась к этому мужчине, что решила передать в дар музею часть своего личного архива. Это более 100 документов, фотографий из семейного альбома, личных писем. А еще часы Cartier, подаренные Владимиру Семеновичу ее вторым мужем Жан-Клодом Бруйе во время путешествия на Гаити.

На парижском аукционе в тот день продали и несколько работ художника Михаила Шемякина. Самой дорогой оказалась акварель «Волкодав и женщина» с автографом мастера. Она пошла за 7500 евро.

Среди книг наибольший интерес вызвал толковый словарь с иллюстрациями – его продали за 4000 евро.

За 9500 евро купили серию снимков Владимира Семеновича, сделанная на пробах к фильму «Екатерина II и Пугачев», в котором поэт так и не сыграл.

В общей сложности Марина заработала за один вечер миллион евро!

Конечно, 77-летнюю женщину тут же обвинили в меркантильности, но она заявила, что дело не в деньгах, а в переезде – Марина перебирается из большого загородного дома в маленькую парижскую квартиру, поэтому и избавляется от лишнего.

– Я поворачиваю свою жизнь и бросаюсь в будущее, – сказала она.

   По информации: Новости шоу-бизнеса ukr.media