«Страшная» рука рынка. Что будет после отмены моратория на продажу земли

Семнадцать лет в Украине действует мораторий на продажу сельхозземель . И возможное открытие рынка стало для одних надеждой и целью, а для других – нависающей угрозой, пишет ДС.

Разберемся, какие выгоды и риски для самих аграриев и экономики в целом может повлечь немедленное открытие рынка земли.

 

Взяли в обработку

По данным Госгеокадастра, почти 71% территории — 42,7 млн га — земли сельскохозяйственного назначения, из них 32,5 млн га — пашня. Почти все они подпадают под мораторий. В том числе 27 млн га распределены между семью миллионами пайщиков, еще свыше 10 млн га — в государственной и коммунальной собственности. Примечательно, что в основном наделами пользуются не владельцы паев: даже по официальным данным, за прошлый год в аренду сдавалось 16,8 млн га. Причем в обработке у агрохолдингов порядка 6 млн га, а в целом паи арендуют около 45 тыс. агропредприятий.

Несмотря на запрет продавать землю сельхозназначения, оборот пашни идет полным ходом. Вот несколько легальных способов получить такие угодья: договоры аренды до 50 лет, бессрочное право пользования участком и даже обмен неравноценными паями с доплатой.

Источник:

В замкнутом круге закона

 

Сторонники моратория ссылаются на ст. 13 Конституции, согласно которой земля «является объектом права собственности украинского народа», а противники — на следующую статью, провозглашающую гарантии прав собственности на землю, и на ст. 22 о недопустимости ограничения прав граждан новыми законами, что как раз и произошло, когда ввели мораторий и владельцы угодий потеряли возможность полноценно ими распоряжаться. Правда, упомянутые гарантии прав собственности на землю, согласно ст. 14 Конституции, реализуются в соответствии с законом. Круг замыкается. Похоже, единственный способ его разорвать — это принять новый закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», которым будет снят мораторий на их продажу. С другой стороны, в этом году Конституционный суд Украины отказался открывать дело о незаконности моратория, чего добивались десятки народных депутатов. И хотя они подали аналогичное обращение в сентябре, большинство парламентариев, видимо, еще не готовы менять законодательство.

При этом почти все согласны, что открытый рынок земли нужен. Но не только политикум, а и украинское общество в целом разделилось на два лагеря: выступающих за немедленное снятие моратория и тех, кто видит в этом большие риски для самих пайщиков и страны в целом. Последние хотят сначала законодательно закрепить «ограничители» для рынка. Рассмотрим основные экономические аргументы сторон.

 

Выгодная свобода

Открытие рынка земли даст толчок экономике. По прогнозам Европейской бизнес-ассоциации, после отмены моратория в Украину хлынут дополнительные в размере как минимум $2 млрд, а темпы роста ВВП повысятся на 1,5-2% в год. При этом, согласно расчетам Всемирного банка, годовой объем производства сельхозпродукции может увеличиться на $15 млрд.

Угодья в собственности — возможность привлечь средства на развитие бизнеса. Если рынок земли откроют, то владельцы участков смогут внести их в уставный капитал предприятий или передать в залог для получения кредита.

И этот ресурс будет расти, ведь свободная купля-продажа повлечет повышение цен как на сами участки, так и на аренду. Сейчас гектар в Болгарии стоит в среднем $4500, в Румынии — $6000, в Польше — все $10 000, а в Украине, по разным оценкам, всего $500-1200. Соответственно, у нас очень низкая и арендная плата: за прошлый год собственники получали за гектар в среднем по 1400 грн, или чуть больше $50. С этой точки зрения к земле стоит подпустить иностранных покупателей — тогда цены на участки поднимутся еще больше, а в Украину значительно увеличится приток инвестиций.

Источник: Госгеокадастр

Местные бюджеты тоже бы выиграли: те области, которые имеют в собственности сотни тысяч гектаров пашни, могли бы получать десятки миллионов долларов в год от сдачи их в аренду.

В свою очередь, полноценные землевладельцы, в отличие от арендаторов, более мотивированы заботиться о своих участках. Не секрет, что, скажем, постоянные посевы кукурузы и подсолнечника, которые дают большой доход, истощают даже самую плодородную почву, однако собственник должен думать о будущем, а не только о быстрой прибыли. Всегда плюс, если земля принадлежит тем, кто ее обрабатывает.

 

Спасительный запрет

Относительная дешевизна сельхозземли в Украине может быть аргументом против немедленного открытия рынка. Скептики опасаются, что крупный капитал быстро и «по дешевке» скупит гектары у мелких аграриев еще до того, как участки успеют подорожать. Кстати, это поле и для спекуляций. А вот небольшие фермерские хозяйства, которым нередко сложно оплачивать даже аренду паев, проиграют конкуренцию за право выкупить обрабатываемую землю. Такое развитие событий чревато чрезмерной концентрацией земельных ресурсов и подрывом конкуренции в украинском агросекторе. Хотя есть и другое мнение: даже крупным арендаторам невыгоден рынок земли с дополнительными издержками на выкуп тех угодий, которыми они и так пользуются.

Часть противников быстрого снятия моратория на продажу земли еще категоричнее в вопросе допуска иностранцев к этому стратегическому ресурсу. Даже звучат предупреждения, что в худшем случае Россия может начать экономическую экспансию, скупая украинские земли через и подставных собственников. Правда, против этого у оппонентов есть контраргумент: землю нельзя просто взять и вывезти, и любой владелец участков в Украине должен соблюдать наше законодательство, не говоря уже о налогах, уплачиваемых в украинский бюджет.

Другая крайность — это возможный провал земельной , как на Мадагаскаре, где иностранные инвесторы массово скупили угодья, а местные жители остались дешевой рабочей силой. Печальная правда в том, что за счет эффекта масштаба крупные могут получать прибыли, но потенциал населения не задействуется полностью. И это тормоз для экономики.

Еще один негативный сценарий — это скупка значительной части сельхозземель страны мировыми производителями биотоплива, которые постоянно ищут источники сырья. Как известно, нужные им культуры (от рапса до кукурузы) сильно истощают грунты.
И, наконец, в условиях слабой и коррумпированной правоохранительной и судебной системы отмена запрета на продажу сельхозземель может открыть двери для рейдерских атак на фермеров.

 

Жесткие условия

Впрочем, приверженцы моратория на продажу сельхозземли обычно не отстаивают его при любых раскладах, а выдвигают несколько условий для снятия запрета, которые взяты из европейской практики. Это укрепление институтов права собственности, снижение уровня коррупции и введение жестких правил игры. Многие требуют установить такие ограничители, как максимальное количество гектаров для продажи в одни руки (скажем, премьер Владимир Гройсман говорит о 200 га), выдача разрешений на покупку только физлицам, которые занимаются сельским хозяйством и живут в регионе приобретения участка. Из экономических предпосылок для открытия рынка земли — финансовая поддержка фермеров (дешевые кредиты, субсидии), возможности для создания сельскохозяйственных кооперативов. Задача — сделать мелких игроков более технологичными и конкурентоспособными.

 

Главный ресурс

Подавляющее большинство украинцев, по разным опросам, выступают против введения в настоящее время полноценного рынка земли, однако в экспертном кругу все больше сторонников снятия моратория. Как и во всех случаях массового столкновения мнений — у каждой стороны есть своя правда.

Все дело в ресурсах. В современном мире это в первую очередь не земля, а труд, то есть люди. Посмотрим на упомянутый Мадагаскар, где свыше 80% рабочей силы занято в сельском хозяйстве (данные ). А в Украине — около 5,8%. Правда, в большинстве развитых стран — всего 1-4% (Польша с 12% — редкое исключение). Вот этих людей и следует обеспечить работой на земле, причем с максимальной продуктивностью труда. Если оставить за скобками вопрос безработицы, то привлекать остальных — себе дороже, ведь они могут быть заняты в других отраслях, генерирующих большую добавленную стоимость. А вот отдача с гектара или сотки не так важна. И это совсем не то же, что производительность: можно в поте лица вручную корпеть над гектаром и получить шикарный урожай, однако значительно больше соберет тот, кто за то же время с помощью спецтехники успел обработать десять гектаров, хотя у него, возможно, будут посредственные показатели в пересчете на один гектар.

Теперь ясно, почему по-своему правы обе стороны конфликта вокруг моратория. С одной стороны, Украина задействует в сельском хозяйстве значительную долю населения, чтобы всерьез воспринимать риски провала земельной реформы, но с другой — сценария Мадагаскара, где чуть ли не все зависят от земли, у нас тоже не будет даже в самом крайнем случае, если условные китайцы с чемоданами юаней скупят миллионы гектаров. Впрочем, это лишь один из аспектов необъятного, как земля, вопроса. 30 октября «ДС» проведет «Дискуссионный клуб», где две команды экспертов сойдутся в баттле о том, убивает или спасает Украину мораторий на продажу сельхозземель.

Компромат | Досье | Скандалы