Есть ли коррупция в Германии, и в чем она проявляется



Есть ли коррупция в Германии, и в чем она проявляется

Коррупция в Германии есть. Правда, в рейтинге восприятия коррупции Transparency International за 2019 год страна заняла высокое 9 место.

Выше — всего несколько стран вроде Дании, Финляндии и Новой Зеландии. В конце рейтинга — и Сирия. Украина в 2019 году потеряла два балла в рейтинге восприятия коррупции по сравнению с 2018 годом и вернулась на уровень 2017 года, заняв 126-е место из 180. Россия на 137-м месте, рядом с — Новой Гвинеей, Кенией и Угандой.

Об уровне коррупции в Германии, как, впрочем, и в других странах, принято судить по двум показателям. Один — это ежегодный рейтинг восприятия этой проблемы, который на основании опросов и экспертных оценок составляет международная неправительственная организация Transparency International (TI).

Второй показатель — отчеты Федерального ведомства по уголовным делам (Bundeskriminalamt, BKA), которое ведет статистику различных правонарушений и точно знает, сколько уголовных дел в том или ином году было заведено по обвинениям в коррупции, сколько из них было доведено до суда, сколько подсудимых было оправдано, а сколько — понесли заслуженное наказание.

Transparency International дала Германии 80 пунктов из 100. По ее мнению, страна неидеальна из-за системы финансирования политических партий: лоббисты могут использовать лазейки, чтобы анонимно профинансировать кандидата или партию. TI считает необходимым, чтобы партии публиковали имена спонсоров уже от взносов в 2 тысячи евро (сейчас — от 10 тысяч) и чтобы пожертвования свыше 50 тысяч евро в год вообще запретили. Один из громких случаев прошлого года: бургомистр Регенсбурга, социал-демократ Йоахим Вольбергс оказывал услуги местным предпринимателям в ответ на перечисленные его партии 75 тысяч евро.

За 2019 год Федеральное ведомство по уголовным делам выявило 5428 фактов коррупции в стране: 1423 человека давали и еще 1116 их брали. Например, резонансной стала история с мэром баварского Ингольштадта Альфредом Леманом: он помог местной строительной фирме получить заказ на сооружение не очень нужной, но очень дорогой звукозащитной стены. А в обмен смог купить со значительной скидкой квартиру в новостройке. Но чаще взятки берут более мелкие служащие. Например те, от которых зависит выдача разрешений, в том числе на строительные работы.

Коррупция в ФРГ также присутствует в медицинской сфере. Но взятки дают не пациенты врачам, а наоборот, врачи — пациентам. Суть схемы состоит в том, что врач, чтобы получить деньги от больничных касс, назначает медицинские процедуры или предписывает услуги по уходу за больными, в которых эти больные не нуждаются. Кроме того, фармацевтические подкупают некоторых врачей, чтобы те рекомендовали пациентам дорогостоящие лекарства этих компаний.

В какой форме — помимо денег — берут взятки немцы? Кто чаще дает взятки в Германии — немцы или иностранцы? И из какой страны? И при чем тут представители русскоязычного криминального мира?

Рейтинг Transparency International

Проанализировав в 2019 году ситуацию в 180 странах, эксперты TI составили рейтинг, в котором Германия получила 80 баллов из 100 возможных. 100 баллов — значит, коррупции нет вообще, 0 баллов — она тотальная.

В берлинском офисе Transparency International

Ни того, ни другого показателя не удостоена ни одна страна. Германия делит вполне приличное девятое место с Люксембургом, уступая Новой Зеландии и Дании (по 87 баллов), Финляндии (86), а также Швейцарии, Сингапуру и Швеции (по 85), Норвегии (84) и Нидерландам (82). Замыкают рейтинг Сирия, Южный Судан и Сомали (178, 179 и 180 места соответственно).

На постсоветском пространстве наиболее благоприятной считается ситуация в Эстонии (18-е место, 74 балла), а неблагоприятная — в Туркмении (165-е место, 19 баллов). Украина на 126 месте, Россия на 137-м месте с 28 баллами. Столько же получили Папуа — Новая Гвинея, Парагвай, Кения, Мавритания и Уганда.

Репутацию Германии портят правила финансирования партий

Репутация Германии, по мнению TI, могла бы стать лучше, если бы в стране были приняты более жесткие нормы, касающиеся денежных пожертвований политическим партиям. «Слишком часто это происходит в обход предписанных законом правил публикации пожертвований, и используются имеющиеся лазейки», — говорится в отчете организации за 2019 год.

Как пояснил председатель немецкой секции TI Хартмут Боймер (Hartmut Bäumer), «обвинения в адрес партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) в получении скрытой предвыборной помощи и коррупционная афера в Регенсбурге ясно показали, что нам нужно больше прозрачности и ограничений в размерах финансирования партий».

Йоахим Вольбергс

Как выяснилось, правопопулистская АдГ получала нелегальные пожертвования из Швейцарии, а бургомистр города Регенсбург Йоахим Вольбергс (Joachim Wolbergs) оказывал услуги местным предпринимателям в обмен на перечисленные в пользу его социал-демократической партии 75 000 евро.

TI считает необходимым обязать партии в Германии публиковать имена спонсоров, жертвующих им свыше 2000 евро, а пожертвования свыше 50 000 евро в год одной и той же партии вовсе запретить. «Нельзя, чтобы создавалось впечатление, что чем выше сумма пожертвований, тем больше влияние на процесс принятия политических решений», — указывает Хартмут Боймер.

Из-за того, что сейчас подлежат огласке только пожертвования, превышающие 10 000 евро, 75 процентов сумм, поступающих в кассы немецких политических партий от фирм и частных лиц, по оценке антилоббистской общественной организации LobbyControl, остаются в тени.

Оба фигуранта коррупционной сделки — преступники

В отличие от Transparency International Федеральное ведомство по уголовным делам занимается не субъективными оценками уровня коррупции в Германии, а вполне конкретными коррупционерами. Правда, на полную объективность и исчерпывающий характер своих ежегодных отчетов не претендует и BKA.

Одно из зданий BKA в Висбадене

Проблема в том, объясняют сыщики, что оба фигуранта коррупционной сделки — и дающий, и берущий взятку — являются преступниками. И в отличие от обычной уголовщины здесь, как правило, нет безвинной жертвы, готовой обратиться в полицию. Тем не менее, ежегодный отчет BKA позволяет судить если не о конкретном уровне коррупции в Германии, то по крайней мере о динамике в этой сфере.

В отчете BKA за 2019 год, который был представлен только в середине ноября, перечислены 5428 успешно завершенных уголовных дел по коррупционным статьям, по которым проходило 2539 фигурантов (1423 взятки давали, 1116 их брали). Это на 42 процента случаев больше, чем годом раньше. Правда, BKA объясняет такой резкий скачок «завершением нескольких крупных расследований, что существенно повлияло на статистику». В целом же с 2015 до 2018 годы коррупционная нагрузка на немецкие суды неуклонно снижалась.

Два коррумпированных бургомистра и много делопроизводителей

К числу самых громких дел 2019 года относится суд над уже упомянутым бургомистром Регенсбурга, который помогал оздоравливать финансовое положение не только местному отделению социал-демократической партии, но и свое собственное.

«Отличился» и его бывший коллега из соседнего Ингольштадта Альфред Леман (Alfred Lehmann) из Христианско-социального союза. Занимая пост бургомистра, он, в частности, помог местной строительной фирме получить заказ на сооружение не очень нужной, но очень дорогой звукозащитной стены, а в обмен смог купить квартиру в новостройке со значительной скидкой.

По данным BKA в 67 процентах всех случаев взятки брали госслужащие и чиновники, причем, высокопоставленных среди них, таких, как два бургомистра, становится все меньше, а рядовых делопроизводителей, наоборот, все больше. Именно от них зависит выдача всевозможных разрешений, например, на строительные работы.

И взятки они берут не столько деньгами, сколько услугами, билетами на концерты, приглашениями в ресторан, кредитными льготами, а также натурой в виде подарочных наборов деликатесов, вина, бытовой электроники и даже… велосипедов. Пересчитав такие нефинансовые преимущества в евро, BKA вывело сумму в 52 миллиона евро. А нанесенный казне общий оценен ведомством в 47 миллионов евро.

Коррупционеры с иностранными паспортами

Кстати, о фигурантах коррупционных дел. Их общее число с 2018 до 2019 года хоть и несколько увеличилось (на 3,3 процента), но среди них стало значительно больше тех, кто дает взятки (плюс 54 процента), а число мздоимцев, наоборот, сократилось (на 27 процентов).

Учитывают в BKA и страну происхождения коррупционеров. Свыше 80 процентов из них — немцы, но доля иностранцев (главным образом, это турки) всего за год выросла на 125 процентов: с 161 до 363 человек. 330 из них взятки брали, 33 — давали.

Автор: Никита Жолквер, Берлин;  

Компромат | Досье | Скандалы

Поделится
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •