Неприкрытые тылы Ихтияра Уразалина. Как изменился расклад в деле о хищении вещдоков после вступления в игру МВД



Неприкрытые тылы Ихтияра Уразалина . Как изменился расклад в деле о хищении вещдоков после вступления в игру МВД

Ситуация с пропажей почти 45 миллионов рублей, изъятых в качестве вещдоков по делу группы обнальщиков и банкротству банка «Богородский» в Нижнем Новгороде, получила неожиданное и громкое продолжение. Арест экс-начальника тыла главного управления по Нижегородской области Ихтияра Уразалина показал, что деньги, судя по всему, исчезли не бесследно.

Бывший полицейский стал первым подозреваемым по громкому уголовному делу о краже крупной суммы из стен регионального МВД. Явных доказательств причастности Уразалина к этому преступлению пока предоставить не смогло, но любопытство, как говорится, сгубило кошку. Во время судебного заседания, где в отношении полковника определялась мера пресечения, он настолько рьяно интересовался, кто его сдал, что суд счел оптимальной мерой изолировать его от общества на два месяца. 

Уголовное дело по факту хищения более 44 миллионов рублей «неустановленными сотрудниками полиции» было возбуждено еще 30 марта 2016 года, и до сих пор фигурантов в нем не было. Само «дело обнальщиков» достоянием общественности стало в 2012 году. Тогда в отношении нижегородского предпринимателя Максима Осокина было заведено уголовное дело по подозрению в незаконной банковской деятельности. В ходе двух обысков правоохранители изъяли соответственно 22,7 и 22 миллиона рублей, которые были признаны вещественными доказательствами и переданы на хранение в МВД.  Деньги Осокин якобы выводил через различные фирмы-однодневки, одна из которых находилась в том же здании, что и отделение банка. Изначально Максима Осокина обвиняли в присвоении 155 миллионов рублей, принадлежащих банку «Богородский». Следствие пыталось доказать, что в 2012 году через подконтрольное ООО «Платежные технологии», оказывающее услуги по инкассации платежных терминалов «Богородского», бизнесмен не вернул в кассу банка эту сумму наличными (де-юре в процедуре инкассации как агент участвовал Мастер-).

В итоге на балансе «Богородского» образовалась дыра, грозившая отзывом лицензии, и ее закрыл один из акционеров банка личными денежными вливаниями. Разбирая этот эпизод, следователь пришел к выводу, что Максим Осокин ни к «Платежным технологиям», ни к этой ситуации в целом отношения не имеет. Таким образом, обвинение в хищении 155 миллионов рублей у банка «Богородский», по которому теневого банкира арестовали, развалилось еще на следствии. В 2014 году уголовное дело против Осокина было переквалифицировано на незаконное предпринимательство и прекращено по амнистии. Однако в 2015 году его вновь привлекли к уголовной ответственности по обвинению в незаконной банковской деятельности с извлечением дохода в особо крупном размере и сейчас судят как организатора преступного сообщества обнальщиков. Это дело в настоящее время слушается в одном из нижегородских районных судов.


Банк «Богородский» был признан банкротом в июне 2016 года

По версии следствия, обвиняемые (в общей сложности 13 человек) во главе с Максимом Осокиным, Тимофеем Шишкиным, Виталием Каменцевым, Екатериной Чистяковой и Ниной Смирягиной обслуживали разветвленную сеть из трех десятков фиктивных фирм с подставными учредителями и директорами. Вся эта система оказывала услуги по обналичиванию денег различным организациям и предприятиям, желающим занизить свои налоговые выплаты. В 2013–2015 годах через подконтрольные обвиняемым номинальные компании прошло больше 10 миллиардов рублей клиентских денег по различным фиктивным договорам. Себе за услуги обнальщики оставляли 4% комиссии, заработав в общей сложности 418 миллионов рублей теневого дохода. Общий кассовый центр подпольной сети находился на Яблоневой улице в Нижнем Новгороде (в одном здании с отделением ныне обанкротившегося «Богородского» банка), однако представительства были открыты в Татарстане, Марий Эл, Чувашии, Ульяновской, Костромской и Ярославской областях и Санкт-Петербурге. Для перевозки крупных сумм наличными нанимались инкассаторы и броневики Росинкаса и частных охранных фирм. Некоторых из предполагаемых организаторов сети обнальных организаций также обвинили в незаконном создании юридических лиц и легализации преступных доходов, а именно в покупке семи автомобилей. Сам Максим Осокин вину не признает, усматривая и в этом уголовном деле, и в его более чем двухгодичном нахождении в следственном изоляторе месть со стороны высокопоставленных полицейских региона за его показания о пропаже вещдоков в сумме 44,7 миллиона рублей по делу банка «Богородский», изъятых полицией в 2012 году. 

Ихтияр Уразалин

Тогда, возбудив уголовное дело, оперативно-следственная группа выехала на выемку. Особо не разбираясь, где обнальная фирма Осокина, а где банк «Богородский» (офисы в одном здании), полицейские изъяли из обеих организаций всю имевшуюся наличку, составили соответствующий акт и увезли деньги в региональное МВД на ответственное хранение в качестве вещественных доказательств. После того как факт обнала доказать не удалось, статью переквалифицировали на незаконное предпринимательство, само дело прекратили по амнистии, а изъятую сумму вернули Осокину под расписку. Узнав об этом, представители банка «Богородский», которым из этой суммы принадлежало 22,7 миллиона рублей, практически по ошибке следствия изъятых у них, обратились к Осокину с требованием вернуть причитающееся им. И тут вскрылся интересный факт. Оказывается, возврат миллионов был фиктивным. По словам теневого банкира Осокина, полицейские предложили ему договориться. И в обмен на расписку о возврате денег он получил не деньги, а переквалификацию уголовного дела на более мягкую статью и амнистию. После чего ему вернули инкассаторские мешки с завернутыми в газету кирпичами. Представление устраивалось для обеспечения алиби инициаторов мошеннической схемы — бойцы вневедомственной охраны стали свидетелями, подтвердившими, что действительно сопровождали какие-то опечатанные мешки и передавали их Осокину. Поэтому, когда банк потребовал вернуть им часть суммы, в МВД с чистой совестью отправили их к Максиму Осокину. Однако банкиры пошли не к Осокину (свободу которому купить так и не удалось — амнистировав его по этому делу, его тут же арестовали по другому), а в суд. На суде обнальщик, поняв, что на него хотят повесить почти 23 миллиона рублей, обнародовал всю преступную схему. Следственный комитет, куда судья передал информацию о торговле сотрудниками полиции стройматериалами по завышенным ценам, начал проверку. В итоге в 2016 году появилось загадочное уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, в котором подозревались неустановленные должностные лица ГУ МВД Нижегородской области.

Юристам банка «Богородский» в многочисленных арбитражных судах удалось доказать, что часть изъятой при обысках наличности в сумме 22,3 миллиона рублей принадлежала не фирме Осокина, а вкладчикам банка. Судебное разбирательство дошло до Верховного суда, который постановил взыскать эти деньги с МВД России за счет казны в пользу банка «Богородский», а точнее, к тому моменту уже Агентства по страхования вкладов, так как в марте 2016 года ЦБ отозвал лицензию у кредитного учреждения. В свою очередь полиция пытается взыскать эти 22,3 миллиона с арестованного Осокина,  но суды общей юрисдикции отказали полицейскому следствию в наложении ареста на счета ряда подконтрольных Осокину фирм. Правда, по последним данным, 13 апреля 2017 года Советский райсуд удовлетворил иск УМВД.   

Таким образом, возникла парадоксальная ситуация — так как по решению суда крупную сумму МВД должно вернуть банку-банкроту, а на подотчете этих миллионов нет, их нужно для начала найти. Соответственно, полицейские ищут эти деньги у Осокина, Следственный комитет ищет их у полицейских. И в свете последних событий появилась вероятность, что взыскивать пропавшие миллионы будут все же не с подсудимого обнальщика. 

Евгений Косов

Расследование по факту хищения более 44 миллионов рублей неустановленными сотрудниками полиции долгое время внешне оставалось без движения. Не исключалось, что дело может быть направлено в архив. Однако накануне Нового года у некоторых сотрудников областного управления МВД, занимающихся кредитно-финансовой сферой, силами УСБ и регионального прошли обыски в служебных кабинетах и квартирах. Чуть позже стало известно, что этими людьми были руководители Управления экономической безопасности и противодействия коррупции региональной полиции — заместитель начальника управления Сергей Никитин и заместитель начальника отдела Евгений Косов (курирующий банковскую сферу). При обысках у них нашли миллионы рублей, драгоценности, компьютеры и документы на незадекларированную недвижимость. Источники, близкие к следствию, связывали этот факт с делом пропавших вещдоков. С этим же делом связывали и ряд громких отставок (в том числе начальника главка Ивана Шаева) в руководстве Нижегородского МВД уже в этом году. Весной на сайте change.org появилась петиция с требованием уволить Никитина и Косова, автор которой заявил, что Никитин фактически курирует всю деятельность УЭБиПК и занимается «крышеванием» бизнеса по обналичиванию денежных средств.

Так при чем же здесь Ихтияр Уразалин и каким образом он оказался замешан в деле о пропаже изъятых у Осокина денег?

Наша
справка

Ихтияр Уразалин, полковник внутренней службы, пришел в милицию сразу после армии, в 1991 году. После окончания Краснодарской средне-специальной школы милиции прошел путь от инспектора ДПС до начальника отделения ГАИ Красноярского района. В 2004 был назначен на должность заместителя начальника ОВД — начальника милиции общественной безопасности. В 2006 году приглашен на должность заместителя командира полка ДПС ГУВД Краснодарского края. Затем был и.о. заместителя начальника ГАИ Краснодарского края. В 2007 году назначен начальником материально-технического управления УВД Краснодарского края. С 2011 года начальник тыла ГУВД по Нижегородской области. Имеет научную степень кандидата юридических наук, награжден нагрудным знаком «Почетный сотрудник МВД России», медалями «За верность долгу», «За отличие в службе » II степени, «За доблесть в службе».

В начале августа министр МВД России подписал кадровый приказ, касающийся трех офицеров руководящего звена нижегородской полиции. На пенсию ушли начальник тыла ГУ МВД РФ по Нижегородской области Ихтияр Уразалин и начальник УЭБиПК Игорь Петров. Этим же приказом уволен по сокращению штатов заместитель начальника УЭБиПК Сергей Никитин, курировавший борьбу с обналичкой, налоговыми преступлениями и хищениями бюджетных средств. Казалось бы, ничего необычного в данном кадровом решении нет. Если бы не один маленький нюанс — увольнение трех полковников проводилось в дикой спешке. Рапорты об отставке они подали ровно за сутки до подписания приказа. Более того, как выяснилось, Уразалин умудрился в день увольнения задним числом оформить себе больничный. По закону, если рапорт об отставке написан на больничном, впоследствии есть шанс восстановиться в должности через суд. По всей видимости, руководству Нижегородского МВД такое восстановление было не нужно, поэтому из медсанчасти изъяли все документы, касающиеся начальника тыла и начали доследственную проверку, на каком основании оформлялся больничный лист. Источники в самом региональном управлении полиции связывали отставку трех руководящих офицеров с кадровой зачисткой прежней команды генерала Шаева перед назначением нового начальника, генерал-майора полиции Юрия Кулика, который был представлен личному составу только 22 сентября. 

Иван Шаев

Но на прошедшей неделе выяснилось, что отставка Уразалина связана вовсе не с освобождением мест для новой команды нового начальника. Ихтияр Уразалин оказался первым официальным подозреваемым по делу о хищении тех самых 44 миллионов рублей неустановленными сотрудниками правоохранительных органов. Следователи и сотрудники провели 23 обыска в квартирах и частных домах бывшего начальника тыла в Нижнем Новгороде и селе Красный Яр Астраханской области. Следственные действия проходили в рамках уголовного дела, возбужденного по ч. 4 ст. 159 УК РФ.  Искомых миллионов, правда, оперативники не нашли. Зато обнаружили коллекции дорогостоящих алкогольных напитков, книг, столового серебра, одежды и техники. Общая стоимость недвижимости и имущества явно не соответствовала официальному доходу бывшего тыловика.




Во время обысков у Ихтияра Уразалина 

А 25 сентября Московский районный суд Нижнего Новгорода арестовал полковника внутренней службы по делу о хищении изъятых денег. Косвенные показания на Уразалина дал признанный потерпевшим по этому делу «король обнала» Максим Осокин, а непосредственно как на участника аферы на него указал некий засекреченный свидетель под псевдонимом Колокольцев (видимо, для усиления эффекта однофамилец первого руководителя российской полиции). Немаловажный факт, сыгравший не в пользу Уразалина, — как только начались его допросы в качестве подозреваемого, он попытался выяснить у следователя СУ СКР личности и «процессуальный статус» тех, кто дал на него показания. Следствие сочло, что этот интерес продиктован намерением полковника оказать давление на заявителя и свидетелей. В суде это стало одним из аргументов следователя, просившего арестовать полковника.  На заседании по избранию меры пресечения было также озвучено, что подозреваемый незадолго до задержания переставил сим-карту в новый iPhone, избавившись от старого смартфона, где могла быть интересующая следствие переписка в интернет-мессенджерах. Старый мобильник полковника при обысках не нашли, и следствие решило, что он может прятать улики. В совокупности все это, несмотря на косвенные улики о причастности к пропаже вещдоков, убедило суд отправить Ихтияра Уразалина на два месяца в СИЗО, дабы избежать с его стороны попыток давления на следствие и свидетелей.

Сам Уразалин вину не признал, заявив, что не понимает, в чем и на каком основании его обвиняют. Заодно обвинил следствие в незаконности действий. По словам бывшего тыловика, он не знает «оговоривших» его потерпевшего и свидетеля, а в его должностные обязанности не входила работа с изъятыми вещественными доказательствами, к комнате хранения которых он доступа не имел. Адвокат полковника Станислав Рябцов предположил, что следователи СУ СКР за полтора года расследования не смогли найти доказательства по этому делу против каких бы то ни было сотрудников нижегородской полиции. Поэтому, по версии адвоката, решили «по-быстрому сделать козла отпущения из Ихтияра Уразалина, несмотря на 28 лет его безупречной службы».




Во время обысков у Ихтияра Уразалина 

Но настолько ли безупречен послужной список Уразалина? Ведь за последние годы службы он оказался в центре ряда коррупционных скандалов. Правда, из всех ему удалось выйти с минимальными потерями. Ему просто слегка потрепали нервы. А ведь обвинения были довольно серьезными. В кругах, близких к верхушке Нижегородского УМВД, говорят, что проблем Уразалину удавалось избежать при поддержке и покровительстве прежнего начальника главка Ивана Шаева, доверенным лицом которого он всегда считался.

В 2015 году Нижегородский районный суд приговорил к четырем годам лишения свободы бизнесмена Рамазана Сефибекова. Сам предприниматель заявил, что в 2012 году человек, представившийся Ихтияром Уразалиным, требовал переоформить на его супругу долю в уставном капитале ООО «НГК-Неруд» в обмен на покровительство компании со стороны ГУВД и гарантии, что она получит заказ на весь объем песка для строительства дублера борского моста. Со слов Сефибекова, после отказа на него возбудили уголовное дело о мошенничестве. О том, что Сефибеков и Уразалин были связаны между собой, имеются свидетельства третьих лиц.

Известно также, что в том же 2012 году Уразалин подписал аукционную документацию на строительство учебного корпуса Нижегородской академии МВД России, однако обвинение в причинении бюджету более 505 миллионов рублей ущерба от завышения стоимости работ предъявили заместителю начальника управления организации тылового обеспечения ГУ МВД Олегу Назарову. Нюансы дела довольно интересны.

По версии следствия, в ноябре 2012 года ГУ МВД России по Нижегородской области по результатам аукциона был заключен государственный контракт с подрядчиком на выполнение работ по строительству здания учебного корпуса Нижегородской академии МВД. По данным официального сайта государственных закупок, контракт на строительство учебного корпуса академии ценой 871,917 миллиона рублей сроком до конца 2014 года был заключен Главным управлением МВД по Нижегородской области с ООО «Торнадо». Компания-подрядчик была единственным участником аукциона, который 12 ноября 2012 года провела комиссия во главе с начальником тыла нижегородской полиции Ихтияром Уразалиным. Он же, по первоначальной версии, подписывал акты выполненных работ по форме КС-2 и КС-3, которые и стали предметом претензий областной прокуратуры (на декабрь сумма запланированных бюджетных средств составила свыше 423 миллионов рублей, эта сумма была перечислена подрядчику). Позже следствие пришло к выводу, что документы подписывал зам Уразалина Назаров. Расхождения между объемами выполненных работ и подписанным актами составили 105 миллионов рублей, в связи с чем прокурор направил в следственные органы материалы проверки для возбуждения уголовного дела по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий») в отношении должностных лиц регионального управления МВД. Весной 2013 года следователи 2-го отдела по расследованию особо важных дел СКР по Нижегородской области соединили в одно производство уголовные дела по факту халатности (ч. 1 ст. 293 УК РФ) и превышения должностных полномочий (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ) при расходовании денег, выделенных на достройку корпуса Нижегородской академии МВД России. 20 апреля 2013 года Олег Назаров был задержан в качестве подозреваемого. Изначально же подозреваемым в деле о причастности к хищению бюджетных денег, выделенных на стройку учебного корпуса Нижегородской академии МВД, был сам Ихтияр Уразалин. Однако после серии допросов все претензии к полковнику были сняты. Более того, следователь регионального СУ СК даже официально извинился перед тыловиком за незаконное привлечение его к уголовной ответственности, известив о праве на реабилитацию. Впоследствии похищенная сумма была снижена до 57 миллионов рублей. Сейчас это уголовное дело, которое прокуратура области отказалась отправлять в суд, дорасследуется в 3-м следственном управлении ГСУ СК РФ. 

Задержанный Ихтияр Уразалин

Что интересно, в разгар следствия Уразалин планировал покинуть службу в органах, выдвинув свою кандидатуру летом 2014 года на выборах главы Красноярского района Астраханской области — муниципального образования с населением в 13 тысяч человек, откуда он родом. Не исключалось, что желание перебраться из органов МВД в местное самоуправление было обусловлено именно продолжающимся расследованием нашумевшего уголовного дела, касающегося неправомерного расходования бюджетных средств при достройке учебного корпуса Нижегородской академии МВД.

Чем закончится дело о хищении вещдоков для Уразалина сейчас, когда у него нет ни должности, ни высокого покровителя в стенах МВД, можно только предполагать. Также как предполагать, кто станет следующим подозреваемым в этом деле. И будет ли получен ответ на самый главный вопрос — в чей карман все-таки утекли 44 миллиона, изъятые у нижегородского «короля обнала» Максима Осокина? Почему-то верится, что точки в этом деле будут расставлены, ведь компенсировать воровство своих сотрудников за счет казны МВД явно не намерено. И 22,3 миллиона рублей, которые должны быть взысканы по решению суда в пользу обанкротившегося банка «Богородский», обязательно вернутся в бюджет.

Компромат | | Скандалы

Источник скандалов: UkrPost.biz

Поделится
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •