Тень «Татфондбанка» накрыла «Зенит»



Тень «Татфондбанка» накрыла «Зенит»

Банки Татарстана банкротят по отработанному сценарию?

После реализации имущества и частичного погашения дебиторской задолженности, признанный банкротом «Татфондбанк» планирует погасить 44% обязательств перед кредиторами первой очереди. Большую часть выплат получит выступающее конкурсным управляющим Агентство по страхованию вкладов. Банк лишился лицензии и был признан банкротом весной 2017 года, тогда же силовики провели серию арестов топ-менеджеров кредитного учреждения и возбудили ряд уголовных дел по факту имевших место масштабных хищений. Так, бывший заместитель председателя правления Сергей Мещанов с группой подчиненных оказались замешаны в истории с выведением более 2 млрд рублей через «дочернюю» структуру банка компанию «ТФБ Финанс». С гораздо большим размахом выводил средства глава «Татфондбанка» Роберт Мусин, от действий которого составил 53 млрд рублей. За несколько лет до банкротства, в кредитное учреждение стали «вкачивать» средства крупных государственных предприятий, одним из которых стало ПАО «Татнефть», которым руководит Наиль Манагов. Компания является мажоритарным акционером другого банка – «Зенит», в который также вкачивают миллиарды рублей. Учитывая имевшее место с начала года падение финансовых показателей «Зенита», невольно напрашивается мысль о возможном скором ремейке истории «Татфондбанка».

«Татфондбанк» продолжает платить по долгам

В госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) сообщили о планах обанкротившегося «Татфондбанка» погасить более 44% обязательств перед кредиторами первой очереди. Уточняется, что это удалось сделать за счет реализации банковского имущества, а также работы по взысканию задолженности и добровольного погашения обязательств должниками.

Как отмечает «», основная часть выплат предназначена самому АСВ, так как именно на него приходится подавляющая часть требований, возникшая в результате страхового возмещения по вкладам физических лиц на сумму 56 млрд рублей. Еще 3 миллиарда ушли на оплату услуг Агентства в рамках конкурсного управления.

По информации издания, к началу сентября от продажи имущества «Татфондбанка» удалось получить всего 1,24 млрд руб. Основной объем конкурсной массы, составляющей 34,94 миллиарда, был обеспечен за счет добровольного погашения дебиторской задолженности (15,99 млрд рублей); еще 6,8 миллиарда удалось взыскать с дебиторов в принудительном порядке.

В общей сложности, по итогам четырех лет банкротства, 11,7 тыс. вкладчикам возвращено свыше 31,6 млрд рублей. «Коммерсанта» оценили результат работы как «оптимистичный», при этом скептически подчеркнув, что кредиторы третьей очереди «вряд ли увидят свои деньги».

Второй банк республики объявляют банкротом

Напомним, что «Татфондбанк» был лишен лицензии в марте 2017 года. Свое решение Центробанк мотивировал низким качеством активов, неадекватной оценкой принятых рисков и неисполнением федерального законодательства. Через месяц Арбитражный суд Татарстана признал кредитное учреждение банкротом.

В ходе судебного заседания представитель регулятора Дмитрий Малиновский сообщил, что на момент отзыва лицензии, временная администрация банка оценивала общую стоимость его имущества и активов в 71,3 млрд рублей, в то время, как долговые обязательства превышали 189 миллиардов.

Кредитным учреждениям (включая ЦБ) «Татфондбанк» задолжал порядка 30 млрд рублей; физическим лицам – 20,2 миллиарда, юридическим – 37 миллиардов; еще 52,5 млрд рублей банк оказался должен АСВ. «Дыра» в его капитале оценивалась в 97 миллиардов и на тот момент считалась второй по размеру в истории российского банковского сектора после случая с «Внешпромбанком».

На начло 2017 года «Татфондбанк» занимал 42-е место по объему активов в России и 2-е место в Татарстане. Его контролирующим акционером являлось правительство республики. К тому же кредитное учреждение выступало санатором двух других – банков «Советский» и «».

До введения временной администрации правление «Татфондбанка» возглавлял Роберт Мусин – депутат Госсовета и бывший министр финансов региона. Как же стало возможным крушение организации, имеющей столь солидную господдержку?

Уголовное дело «ТФБ Финанс»

Аресты топ-менеджеров кредитной организации начались еще до ее банкротства. Так, в марте 2017 года был отправлен в экс-зампред правления Сергей Мещанов, подозреваемый в хищении 90 млн рублей, принадлежавших вкладчикам банка. По версии следствия, деньги были выведены через контролируемую Мещановым «дочернюю» структуру «Татфондбанка» «ТФБ Финанс».

До этого прошли задержания других фигурантов уголовного дела, в числе которых оказались заместитель председателя правления банка Вадим Мерзляков, а также руководство «ТФБ Финанс»: гендиректор компании Тимур Вальшин, начальник управления активных операций Илнар Абдульманов, руководитель управления клиентских операций на рынке ценных бумаг Рустам Тимербаев.

В сентябре 2017 года «Интерфакс» сообщил, что пострадавшими по делу числятся 1174 вкладчика, чьи средства оказались переведены в доверительное управление «ТФБ Финанс», а причиненный им ущерб превышает 1,1 млрд рублей. Позже количество потерпевших выросло до 1739 человек, а размер ущерба – до 2,3 миллиарда.

Впрочем, озвученные цифры можно назвать каплей в море имевших место масштабных хищений. По словам зампреда ЦБ Ольги Поляковой, факты вывода активов были установлены вскоре после введения в «Татфондбанке» временной администрации в декабре 2016-го, соответствующая информация была направлена в прокуратуру. «60% активов было полностью невозвратно», – констатировала Полякова.

Подчеркнем: расследование махинаций, имевших мест в работе кредитного учреждения, продолжается до сих пор. Так, в минувшем мае, в Следственном комитете  сообщили о возбуждении по заявлению АСВ уголовного дела о растрате, фальсификации финансовых документов, злоупотреблении полномочиями и преднамеренном банкротстве в отношении ряда должностных лиц из бывшего банковского руководства.

Как установило следствие, в 2015-2016 гг. топ- формировали активы банка технической ссудной задолженностью, замещали рыночные активы на техническую задолженность, а также совершали прочие действия, которые в итоге привели к ухудшению финансового положения учреждения и причинению ущерба в размере более 41 млрд рублей.

С кем договаривался Роберт Мусин?

Резонансным стал арест главы «Татфондбанка» Роберта Мусина. Первоначально ему инкриминировалось совершение мошенничества в особо крупном размере, однако к моменту передачи дела в суд, обвинение оказалось более мягким и было переквалифицировано на злоупотребление полномочиями. Ущерб от преступных действий бывшего председателя правления оценили в 53 млрд рублей.

Из официального сообщения Следственного комитета следовало, что в декабре 2016 года Мусин вывел из банка ликвидное залоговое обеспечение на сумму более 20 миллиардов. В результате у учреждения образовалась непогашенная задолженность по кредитам, превышавшая 7 млрд рублей. Кроме того, председатель правления инициировал заключение ряда договоров о предоставлении заведомо невозвратных кредитов подконтрольной ему коммерческой фирме. Финансирование компании Мусина обошлось банку еще в 19 миллиардов.

«В ходе расследования уголовного дела допрошено более 300 свидетелей, проведено более 200 выемок, обысков, осмотров предметов и документов, осуществлены другие следственные и процессуальные действия. Объем уголовного дела составил 517 томов. Совокупный объем арестованного имущества по уголовному делу составляет более 4,2 млрд рублей», – рассказывали в Следкоме.

Однако в итоге все расследование странным образом свелось к банальному злоупотреблению! Информация о смягчении обвинения вызвала волну протестов в республике. «Вкладчики Татфондбанка, так и не вернувшие свои потерянные деньги, второй день проводят напротив Кабмина Татарстана одиночные пикеты. У людей просто не хватает слов, чтобы выразить возмущение по поводу происходящего. Они боятся, что Мусин не получит сурового наказания и судят его совсем не по той статье, по которой надо бы», – писало издание «Наша Версия».

В таком повороте событий явно не обошлось без тех, кто был заинтересован в том, чтобы бывший председатель правления взял на себя ответственность за крах кредитного учреждения. Заметим, что первоначально сам Мусин говорил о своей невиновности и изъявлял готовность сотрудничать со следствием, однако позже признался в хищении 25 млрд рублей. Ему посулили смягчение наказания за признание вины? Если это так, то некто начал выполнять договоренности. Вот только кого может прикрывать топ-менеджер?

Какую судьбу готовит «Зениту» Наиль Манагов?

Несмотря на наличие среди совладельцев «Татфондбанка» республиканских структур, в его деятельности отсутствовала прозрачность, что внушало если не подозрения, то определенные сомнения. «Структура владения банка сложная и часто меняется, как и состав бенефициаров (в том числе рядом долей владеют граждане иностранных государств, в частности Кипра); в структуре собственности применяются схемы перекрестного владения», – говорится в справке на портале «Banki.Ru».

Кому и зачем понадобилась «сложная структура» с участием офшорных совладельцев? Существует версия, согласно которой банк использовался для вывода средств ряда крупных госкомпаний, после чего он оказался намеренно обанкрочен. В этом случае понятна роль Мусина, который, к слову, сам явно небезгрешен, и постарался отхватить кусок пирога пожирнее.

Одной из компаний, которые усиленно вкачивали средства в «Татфондбанк», была «Татнефть», которой руководит Наиль Манагов, а Совет директоров возглавляет глава Татарстана Рустам Минниханов. По информации «Ведомостей» к декабрю 2016 года «Татнефть» разместила банке 5,4 млрд рублей. Этому не мешал даже тот факт, что кредитная организация была убыточной как минимум с 2014 года, когда вследствие кризиса рубля правительство республики приняло решение о финансовой поддержке «Татфондбанка».

Позже сам Минниханов признал, что правительство Татарстана совершило ошибку. По его словам, после обращения Мусина, «были предприняты шаги по улучшению финансовой устойчивости». «Если бы мы тогда этих действий не сделали, критиковать нас можно было бы поменьше», – констатировал глава республики.

Непонятно, зачем та же «Татнефть» размещала свои средства в «Татфондбанке», будучи мажоритарным акционером другой кредитной организации – «Зенит»? К лету 2017 года руководство нефтяной компании провело допэмиссию, увеличив уставной капитал «Зенита» на 14 млрд. рублей. Спасть «тонущий» «Татфондбанк» Манагов предусмотрительно не стал, придерживаясь принципа, что своя рубашка ближе к телу.

Вот только сегодня эта «рубашка» выглядит порядком изношенной. С начала года показатели банка, совет директоров которого возглавляет сам Манагов, стремительно ухудшаются. Так, согласно данным специализированного портала «Banki.Ru», чистая прибыль «Зенита» сократилась на 3,7 млрд рублей, стоимость активов – на 11,7 миллиарда, вклады физлиц – на 6,3 миллиарда, кредитование предприятий – на 14,1 млрд рублей.

Что может быть причиной падения рейтингов? Не надумал ли господин Манагов повторить сценарий, ранее отработанный на «Татфондбанке»? Миллиарды рублей в «Зенит» уже «вкачали», не ожидают ли нас в скором времени новости о его банкротстве? Если так, то главе Татарстана будет сложно объяснить, как федеральному центру, так и жителям региона, причины такого дежавю.

renome.info

Компромат | Досье | Скандалы

Поделится
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •